На озерах Кургальджино…

На озёрах Кургальджино
августовская кутерьма —
солнце Африки зажжено
тайным образом
в птичьих умах.

Улетят, не удержит
ничто;
дав круги над родным гнездом,
откочуют в далёкий край
вереницы гусиных стай.

Гуси белые
бедные гуси,
не отпустим вас,
не отпустят
дорогие поля и кущи
паутинные петли грусти.

Не отпустит, задержит
родина,
возвратит на озёра
дробью.
Осень
ветви ломает в саду.
Гусь расстрелянный бьётся
в пруду.
Не ударили в телеграммы,
ведь потеря невелика —
не фламинго, не пеликан,
просто гусь
на три килограмма,
«Ну, убили, и что такого?
Ну, протянешь в стихах,
и что?
Ведь единственного —
не сто
и стихи ведь не протоколы.
Опиши добрым словом
«родинки» —
его раны —
следы дробин.
Это озеро — его родину».
К чёрту вотчину,
где убит!
Осень.
Снег опускается первый —
его белые страшные перья.
Он весну приносил,
упросим!
«Улетай».
Не отпустит осень.